rrr
Научно-исследовательский институт проблем биологической безопасности

КАЗАХСТАНСКАЯ ВАКЦИНА – УРОК ПРИОРИТИЗАЦИИ

Создание казахстанской вакцины от COVID-19 Научно-исследовательским институтом проблем биологической безопасности МОН РК стало свидетельством возможностей казахстанской науки и наших ученых-вирусологов.
Кроме того, создание KazVac – это success story, история успеха государственной научно-технической и инновационной политики.
Имеются ли еще у нас примеры прорывных инновационных проектов в стране? Этот и другие вопросы мы обсудили с вице-министром цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Азаматом Батыркожа.
– Азамат Байкуанышулы, создание казахстанской вакцины – это логичный результат многолетней эффективной работы нежели продукт волшебного слова «надо», когда мобилизуются все возможные силы и средства?
– К сожалению, история создания отечественной вакцины – это то самое исключение, которое подтверждает правило. И потому она заслуживает внимательного рассмотрения. Оставим в стороне все «медицинские» аспекты вопроса, сосредоточимся на управленческих. Итак, осознание пандемии как очень серьезной угрозы привело к принятию политического решения о необходимости создания отечественной вакцины. Задача была поставлена предельно конкретно – нужна вакцина. Случай, признаемся, неординарный в отечественной практике госуправления. Обычно нашим ответом на различного рода вызовы и угрозы является создание межведомственной рабочей группы, проведение заседаний, внесение предложений, учитывающих интересы каждого ведомства, выработка согласованной позиции, отражающая аппаратный вес руководителей и особую позицию минфина. В итоге принимается концепция, или долгосрочная программа, или иной документ системы госпланирования. А результат работы выражается в количестве проведенных мероприятий и суммах освоенных денег.
– Но в случае с KazVac, как мы видим, все было несколько иначе?
– Деньги были выделены оперативно и в необходимом объеме. Да, конечно, строительство завода по производству вакцин пошло так же, как и любое строительство в нашей стране: сроки сорваны, стоимость стройки выросла на 1,6 млрд тенге. Но в целом задача была решена.
Кстати, в начале этого года Организация экономического сотрудничества и развития, на нормы и правила которой Казахстан ориентируется и к советам которой прислушивается, опубликовала ежегодный доклад по научно-технологической и инновационной политике OECD Science, Technology and Innovation Outlook 2021: Times of Crisis and Opportunity.
В докладе сделан обзор научно-технологической и инновационной политики в условиях пандемии, а также даны практические рекомендации по повышению эффективности этой политики. И начинаются они со следующего: «текущий кризис служит напоминанием о том, что политика должна иметь возможность направлять инновационные усилия туда, где они больше всего необходимы».
Не случайно авторы доклада употребляют слово «напоминание» (reminder). Ведь речь идет о хорошо знакомой всем приоритизации.
– Видимо, пришло время не то чтобы воспользоваться напоминанием, а извлечь урок из ситуации с вакциной и обратить внимание на НИОКР в целом?
– Такой подход работает – мы убедились в этом на примере создания вакцины. Он даст эффект и в дальнейшем – когда мы станем увеличивать объемы финансирования НИОКР. Сегодня мы тратим 0,12% – это недопустимо мало. По этому показателю мы отстаем не только от лидеров рейтинга – Израиля и Южной Кореи, где расходы на НИОКР приближаются к 5% от ВВП. Мы отстаем также от Руанды (0,7%), Вьетнама (0,5%), и Намибии (0,3%).
Тем самым мы укрепляем свой статус поставщика сырья на внешние рынки, то есть для более развитых экономик. При этом состояние нашей экономики по-прежнему будет зависеть не от решений правительства, а от котировок нефти на Нью-Йоркской фондовой бирже и от ситуации на Лондонской бирже металлов.
– Напрашивается извечный вопрос – что делать?
– Если мы примем программу поэтапного увеличения расходов на НИОКР до 1% от ВВП к 2025 году, мы сможем ежегодно направлять дополнительные деньги на решение приоритетных задач для повышения конкурентоспособности базовых отраслей и создания новых для практической, не декларативной диверсификации экономики.
Установленный президентом РК К.-Ж. Токаевым 1% от ВВП на НИОКР к 2025 году значительно усилит наш научно-технический и инновационный потенциал. Но для выхода на передовые и новые качественные позиции в рамках наукоемкости экономики 1% следует рассматривать как первый этап на пути дальнейшего повышения расходов на НИОКР до «лидерских» 3-5% от ВВП на НИОКР.
Принципиальный момент – выделение ресурсов и создание необходимых условий должны происходить по той же схеме, что и при создании вакцины. То есть управленческий программно-стратегический подход должен уступить место оперативному и директивному научно-технологическому проектному обеспечению.
Это позволит нам:
во-первых, выстроить долгосрочную стратегию технологического развития ключевых отраслей казахстанской экономики;
во-вторых, создать условия (в том числе финансовые) для сотрудничества науки, бизнеса и институтов развития вокруг приоритетных проектов;
в-третьих, повысить эффективность деятельности институтов развития, оптимизировать расходы.
Еще один очень важный момент. Чтобы ресурсы выделялись для чего-то действительно важного и нужного, определением приоритетов научно-технологической политики в отраслях должны заниматься не чиновники, а профильные специалисты, ученые и эксперты-практики. Но это отдельная тема, и она заслуживает отдельного серьезного разговора.
– Благодарю за беседу!